Интервью Юлии Десятниковой на рижском радио Baltcom

Интервью Юлии Десятниковой на рижском радио Baltcom

«Ребёнок никогда не сможет по-настоящему выучить русский язык, если все время будет изучать только его грамматические конструкции»,– Юля Десятникова о том, как правильно учить язык, чтобы было интересно и почему у настоящих учёных больше шансов увлечь предметом, чем у среднестатистического преподавателя общеобразовательной школы.

Совсем недавно, на рижском радио Baltcom, прошла встреча с Юлей Десятниковой. Ниже мы постарались максимально кратко пересказать вам самые интересные моменты из этой увлекательной беседы.  

Об образовании в целом.

«Мне кажется, что нет более действенного способа влиять на мир, чем иметь серьёзное отношение к следующему поколению.

Я сама очень серьёзно отношусь к теме родительства. Много лет назад я придумала такую историю «профессия родитель», в рамках которой я вела сначала рубрику на радио, затем – колонку в газете и теперь провожу встречи в наших школах с родителями».

О философии Русских Гимназий.

«То, как мы выращиваем наших детей – это и есть самое интересное, что может быть в жизни. А поскольку массовая система образования в этом вопросе заставляет часто меня грустить < …> то много лет назад я решила, организовать школу дополнительного образования и привлечь людей, которые, в принципе, традиционно к нему (образованию) отношения не имеют: ученых, художников, музыкантов, актеров, врачей, юристов, банкиров, тележурналистов, радиоведущих. То есть людей, которые в жизни давно состоялись в своей профессии и в качестве дополнительного занятия, готовы сыграть со мной в такую совершенно потрясающую игру под названием «создай себе подобного»».

О международном сообществе преподавателей Русских Гимназий.

«У нас есть система международных экспертов и они находятся в разных странах – они предопределяют идеологию наших курсов. Наш эксперт пo математикe – профессор в Британии, наш эксперт АРТа – парижский художник. Это очень разные люди, но все они находятся на топе владения своей профессии.

Эксперты собирают молодых и талантливых людей, которые реализуют себя в своём деле и тем самым создают интернациональные комьюнити, которые уже нa местах решают ту же самую задачу».

Почему так важно раннее развитие.

«Я большой противник счастливого детства, в котором ничего не происходит. Давайте мы не будем с ним ничем заниматься и у него будет счастливое детство. Пусть он поиграет! Но во что он поиграет? А мы его научили играть? А он умеет играть? А как он поиграет? А с кем он поиграет? Пусть у него будет свобода. Ну пусть, а как он будет ее использовать?  

Я считаю, что каждый день человека, который в этот мир пришёл, у этого дня есть цена и если мы этот день с ним прожили некачественно, то мы не молодцы.

Я точно знаю, если ты уже в два года начал, то к шести годам ты уже решил такое количество вопросов! Например, ты уже сформировал у ребёнка абсолютное билингвистическое мировосприятие и возможность функционировать на двух или трёх языках. Этому цены нет!»

Как объяснить ребёнку, что ему важно знать русский или английский языки?

«Мир взрослых очень формален: надо отдать ребёнка изучать английский язык. Надо! Но как? Надо сохранить в эмиграции ребёнку русский язык – конечно надо, безумно жалко если он его потеряет! Но вы же понимаете, что, если мы с вами наймём репетитора или отдадим его на классические курсы языка, то мы никогда эмоционально ему не объясним, почему это важно. Потому что мы это понимаем с позиции лет, которые мы прожили, а мы хотим, чтобы он с нами солидаризировался в свои 6 лет?

Вопрос в том, чему именно мы хотим научить наших детей? Чтобы он был вхож в современный мир? Чтобы он мог функционировать на разных языках? Чтобы он читал на них книги? Чтобы он мог учиться на этих языках? Тогда давайте построим ему такую образовательную систему, которая этому его научит!

В наших школах нет просто изучения языка, мы изучаем предметы на языке – и математику, и науку, и гуманитарные дисциплины, и театр, и искусство. Тогда человек понимает, что ему этот язык нужен.

Если он должен поставить спектакль и сыграть его и это будет сделано на языке, который ему необходимо выучить, то нам не надо объяснять зачем ему знать ту или иную грамматическую форму . Он ее выучит просто потому что она ему жизненно необходима для работы в его спектакле.

Если я с подростками в Лондоне ставлю по Шварцу спектакль под русский рок, то вольно или невольно, читая и слушая тексты песен, я расширяю их словарный запас.

Все, что мы эмоционально не прочувствовали, для нас не имеет цены. К сожалению, это очень мало учитывается в системе образования.

Мы с вами живем в пору когда социальный и эмоциональный интеллект от образования отстаёт чудовищно. Этим же никто не занимается толком. Поищите место, где ребёнка учат презентовать себя, вести диалог, делать презентации, участвовать в дискуссиях и разрешать конфликты, очень мало где этим занимаются особенно с маленькими детьми, а это принципиально меняет всю их жизнь. Нас никто не учит как нам преуспеть, как нам привлечь единомышленников, как нам развить лидерские качества.

Я создаю те лакуны, в которых игра происходит по другим правилам. У нас есть ещё один проект, который уже существует третий год – летняя программа на английском языке и вот, когда спрашиваешь подростков после программы об их впечатлениях, то они говорят очень для меня важную вещь : «Понимаете, Юль, мы здесь всем интересны, наша позиция каждому важна и каждый из нас имеет ценность.  Люди, которые с нами, они в нас заинтересованы 24 часа в сутки и мы про это знаем». Ну что же, тогда продолжаем!».





PageSchedule